?

Log in

No account? Create an account

Блог Ахмеда Осмиева

Во благо блога...

Previous Entry Share Next Entry
Кладбище российского футбола
osmiev
Фото "СЭ"

О покойниках – либо хорошо, либо ничего. Эта житейская мудрость годится для поминок, но вряд ли ею руководствуются врачи, юристы и наследники. То есть те, кого интересует не столько факт летального исхода, сколько его причины и последствия. Помолчали, проводили – потом надо разбираться. Иначе покойников станет больше.
Если так, этот список российских футбольных "трупов" просто обязан оказаться на чьем-нибудь столе. Или, скажем, в некоем аналитическом центре. Глядишь, там придумают лекарство или противоядие. Надо ведь что-то делать, если клубы мрут, как мухи!

Проблем ровно две. Первая: у нас не существует коллективных или персональных умов, готовых взяться за лечение профессионального футбола в государственных масштабах. А те, что есть, занимаются более важными вещами. Например, сдвигают подальше от Европы часовые пояса. Или переименовывают органы правопорядка.
Вторая проблема: падеж клубов случается по нескольким сценариям. Это значит, что каким-то одним грозным запретом не обойдешься. Нужно систематизировать, классифицировать, думать. И по итогам, быть может, не запрещать, а, страшно сказать, разрешать.

Поищем и мы в таблице какие-то закономерности.

Взять, допустим, названия. Обратите внимание, как много в них аббревиатур и сокращений, указывающих на ведомственную принадлежность покойников. МЖК, СКА, МВД, ВВС, "Автодор" и прочие "тресты" с "инвестами". Говорит ли это о любви к футболу сотрудников всевозможных организаций? Нет, это говорит о футбольном зуде, который испытывали их руководители. По любви благодетельствовали они или по принуждению – вторично. Важнее то, что структуре или организации при здравом размышлении вообще незачем вкладывать деньги в профессиональный футбол.

Есть, конечно, святое спонсорство. Заплатил за рекламу – извлек прибыль – выжил в диких джунглях бизнеса. Замечательно. Однако никто не слышал, чтобы в России какие-то фирмы за счет футбольной рекламы всерьез поправили свое материальное положение или хотя бы просто отбили деньги, отданные профессиональному клубу. В реальном секторе экономики возможны локальные успехи, связанные с ростом продаж семечек, колбас или аккумуляторов. Но для профессионального футбола это мелочовка, а мы говорим о клубообразующих затратах.
Случается еще меценатство. Любит кто-то футбол до потери пульса – и оплачивает ее из собственного кармана. Но этот кто-то обязан быть частником. Поскольку, если он содержит профессиональный клуб, будучи наемным работником, он не меценат, а растратчик. Ранг чиновника значения не имеет.

Сейчас много говорят о том, что государство покрывает безумные футбольные расходы не с убытков, а с прибылей, и не напрямую, а опосредованно, с помощью дочерних фирм, которые уже вроде как и не государственные. Однако мало кто задается вопросом, почему бы ту же прибыль не вложить в профильную деятельность государственных фирм. Или вернуть в областной бюджет. Или прибавить зарплату сотрудникам. Да, на фоне годового дохода иных компаний или регионов футбольные убытки – тьфу, ерунда. Но говорить об этом лучше шепотом. Или вовсе молчать. Простые работяги услышат – не поймут.

Кроме того, высоколобые рассуждения о социальной ответственности государства и бизнеса перед профессиональным футболом всегда упираются в чье-то субъективное мнение. И это мнение так же смертно, как его носитель. Сегодня кто-то важный любит футбол – завтра его не стало. А вместе с ним и клуба. Песенка спета, одной футбольной руиной в стране стало больше. Гляньте еще раз на аббревиатуры в названиях клубов. Из-за них торчат ослиные уши политики. Была армия могучей – процветал СКА. Шалила милиция с деньгами – надувал щеки ФК МВД. Продавливали ситуацию своим авторитетом боссы всяких артелей и комбинатов – их командочки пылили. А потом подул ветер, руководители остались при своих, футбол лег в сырую землю.
Этот ветер никуда не денется. Дул, дует и будет дуть во всех странах мира. Тем удивительнее, что очень простое решение – сделать футбол независимым от политической конъюнктуры, – у нас в стране принять некому. Посчитайте средний бюджет представленных в России клубов-покойников. Умножьте на среднее количество прожитых ими лет. Получите сумму, от которой волосы на голове встанут дыбом. Почему, в таком случае, мы продолжаем идти этим безумным путем? Ведь подавляющее большинство действующих российских клубов – уже покойники. Пока еще потенциальные. Но с гарантией.

Другая табличная закономерность – обилие могилок, где похоронены чьи-то личные грезы вместе с личными же деньгами. "Жемчужина", "Асмарал", "Москва", "Динамо" Брянск, "Спортакадемклуб", "Спартак-Чукотка". Казалось бы, какая разница? То же безответственное отношение к футболу, что и со стороны государства. Однако этих "поматрошенных и брошенных" при одном условии было бы все же меньше. При каком? Если бы частник почуял в футболе хоть малую выгоду, стал бы воспринимать его как бизнес.

Нужны поблажки, льготы, скидки за благотворительность – это если в лоб. Но даже в этом случае потребуется кое-что еще. Сейчас крепкому частнику бессмысленно идти в футбол. Потому что придется мериться деньгами с теми, у кого их бездонная бочка, – с государственными структурами. Какой в этом смысл? Главная цель спорта – победа, а вовсе не социальная функция, кто бы что ни говорил. Если же мы кормим клубы по какой-то другой причине, значит, наш профессиональный футбол жутко скособочен.

Много ли в России частников, готовых заниматься футболом ради процесса, а не результата? Вопрос риторический. Еще меньше таких людей в колыбели клубного футбола – провинции. Сергей Галицкий – едва ли не единственный из российского списка Forbes, кто живет не в Москве и не в Питере. Более мелкой рыбе лезть в футбольную трясину вообще не резон.
Наглядный пример – Ставрополь. Тоже краевой центр и тоже на юге. А своего профессионального клуба в отличие от Краснодара нет. И не потому, что ставропольцы – бессердечные неспортивные люди, а потому, что содержать амбициозную команду в России проблемно и разорительно. Уж больно высок уровень в сравнении с возможностями.

Раз так, оставим в "Списке 55" побольше свободного места: клубных смертей не убудет. Они, конечно, – тоже очищение, особенно если процесс управляем. Но это не про нас. Сначала кормим, затем хороним, под собою не чуя страны. А подумать, в чем тут дело, не говоря уж про оздоровительные клизмы с капельницами, все недосуг.

#2 КЛАДБИЩЕ РОССИЙСКОГО ФУТБОЛА


                                                                                             

Условные обозначения: ЧСССР – высшая лига чемпионата СССР; ЧР – высший дивизион чемпионата России/премьер-лига; Д1 – первый дивизион/ФНЛ (в 1992 и 1993 годах турнир был разделен на зоны); Д2 – второй дивизион.
* – Перед сезоном-1996 произошло объединение питерских клубов "Сатурн-1991" и "Локомотив". Железнодорожники выступили поглощающей стороной.
** – Питерское "Динамо" пережило череду реорганизаций, и несколько раз название клуба переходило к "Петротресту".
*** – "Петротрест" в сезоне-2007 временно прекратил самостоятельное существование, переименовавшись в "Динамо".
**** – "Торпедо" в 2009-м году должно было объединиться с "Торпедо-РГ", но когда команду уже отзаявили из второго дивизиона, переговоры сорвались, а подать новую заявку в ПФЛ было уже невозможно.
ВЫМЕРШИЕ ДИНОЗАВРЫ И БЕССМЕРТНЫЕ ГЕРОИ
Клуб из Орехова-Зуева, в разные годы звавшийся "Спартак-Орехово" и "Знамя труда", был создан аж в 1909 году, но шесть лет не дотянул до столетия и в 2003 году отправился на тот свет. Правда, в 2007-м его реанимировали. Теперь непонятно, как считать возраст: учитывать четыре года, проведенные в потустороннем мире, или нет?
Трехкратный чемпион СССР московское "Торпедо" – самый титулованный клуб, когда-либо лишавшийся профессионального статуса. Если брать только российские достижения, то "Ротор" брал серебро, "Торпедо" завоевывало бронзу, а "Сатурн" становился пятым.

Российский футбол уникален – здесь есть свои рекордсмены даже по количеству смертей и воскрешений. Восемь команд отправлялись на тот свет дважды, а "Торпедо" (Владимир), СКА (Ростов-на-Дону) и "Динамо" (Санкт-Петербург) переживают уже третью реинкарнацию.

Интересно, что период между гибелью и возвращением в профессиональный футбол продолжается не дольше четырех-пяти лет. Более длинных пауз, которые завершались бы благополучно, пока не было. Собственно, исходя из этого можно сделать вывод, у каких клубов еще есть шанс ожить, а с какими мы простились навсегда.

КАК ГАРАНТИРОВАННО УГРОБИТЬ КЛУБ
Статистика подсказывает потенциальным владельцам футбольных команд три беспроигрышных хода для быстрого и безболезненного избавления от активов.

1. НАЗОВИТЕ "ТОРПЕДО"
Самый опасный футбольный бренд – "Торпедо". Команды с таким названием умирали семь раз, причем клуб из Владимира дважды. Не спасает даже переименование: "Торпедо-ЗИЛ", оно же "Торпедо-Металлург", отправилось в мир иной, уже будучи "Москвой".
На втором месте "Динамо" с пятью погибшими командами. "Спартаки" умирали четырежды.

2. СОЗДАЙТЕ В НИЖНЕМ ИЛИ В МОСКВЕ
Нижний Новгород можно смело считать самым недружелюбным в России к футболу. В пятом по численности населения городе страны в разные годы погибло четыре (!) команды – "Торпедо", "Спартак", "Локомотив" и "Нижний Новгород".
"Локо" предпринимал попытку всплыть на поверхность, но спустя годы опять утоп. В 2012 и 2013 годах финансовые проблемы испытывала и "Волга". Мы желаем этому клубу мужества и процветания. Кто-то ведь должен положить конец нижегородскому проклятью.
Правда, в Москве умерло еще больше команд – шесть. Плюс еще несколько, прописанных в Московской области.

3. ВЫСТУПАЙТЕ В ПЕРВОЙ ЛИГЕ
Только два клуба погибли непосредственно в премьер-лиге – "Москва" (2010) и "Сатурн" (2011). Зато в первом дивизионе самоубийства происходят регулярно, клубы не катятся вниз, в любители, потихонечку, а разваливаются скоропостижно. Таких случаев было 23! Нередко участники снимались с соревнований в первой лиге, не дожидаясь конца турнира.




Buy for 10 tokens
Buy promo for minimal price.