?

Log in

No account? Create an account

Блог Ахмеда Осмиева

Во благо блога...

Previous Entry Share Next Entry
Рассказ ( заключение ).
osmiev

Рассказ ( начало )
Рассказ ( 
продолжение )

... Скрывался царь за дверью потайной,
Не пропустил он речи ни одной...

Сомненье в душу царскую запало,
И сердце чуткое затрепетало.

И падишах, с трудом смиряя гнев,
Ворвался к братьям, как свирепый лев.

Все трое распрямились, как пружина,
И сели вновь по знаку властелина.

Царь повелел им тут же повторить
Все то, о чем дерзнули говорить.

Смекнув, что все царю уже известно,
Решили братья объясниться честно.

Всю правду без утайки говоря,
Хотя слова могли задеть царя.

Ни слова не промолвил шах могучий,
Он пил вино, он бул чернее тучи.

Потом трем братьям приказал молчать, -
Замок на сердце, на уста печать.

Лишь прикоснулся свет к небесной тайне,
Лишь стал лазурным небосвод бескрайний.

Владыка удрученный повелел,
Чтоб во дворец явился винодел.

Тот, хоть не сразу, но признался все же,
Что виноград был куплин у вельможи,

Который сад на кладбище разбил,
Сровняв с землею холмики могил.

Шах истину раскрыл и по порядку
Вторую стал разгадывать загадку

Но для допроса вызванный чабан
Решился на заведомый обман.

И, рассудив: с меня, мол, взятки гладки,
Сказал: " ягненок был всегда при матке " .

Вскипел властитель: "Ах ты, подлый змей!
Я знаю все, и ты мне лгать не смей!

Не то в темницу я тебя отправлю,
Прижгу железом пятки, обезглавлю! "

Овчар смекнул, что он попал в просак,
Ведь головы лишиться - не пустяк.

Владыке в ноги он упал со страху
И без утайки все поведал шаху.

Сказал он: " Был совсем ягненок мал,
Когда овцу голодный волк задрал.

Овчарка ощенилась перед этим,
Я малыша к ее подсунул детям,

И сироту, сочтя его щенком,
Выкармливала сука молоком.

Я к поворам твоим сволок барашка,
Не ведая, сколь провинился тяжко ".

Царь омрачился, истину узнав:
Прав средний брат! Неужто младший прав?

Страшась разгадки, погружен в унынье,
Пошел властитель к матире-шахине,

Стал вопрошать ее: " К чему нам ложь!?
Из этой жизни скоро ты уйдешь,

Ответь же прямо, с кем я кровью связан,
Кому существованием обязан?

Быть может мой отец - простолюдин,
А не высокородный властелин? "

Шахиня-мать от гнева задрожала
Как будто в сердце ей вонзилось жало;

" Сын оскорбляет мать! Какой позор!
Как смеешь ты болтать подобный вздор!

Лишь солнце, озарив просторы светом,
На месяц вправе тень бросать при этом.

Кто, кроме шаха, - можешь сам судить, -
В покои шахские рискнет вступить? "

Но мать не погасила ярость в сыне.
Пылая злобой, крикнул он шахине:

" Не погляжу на то, что ты мне мать,
Грех на душу не побоюсь принять!

Признайся же во всем без отговорок!
Неужто этот свет тебе не дорог ?! "

Шахиня присмирела, оробев:
Был страшен падишах, впадая в гнев,

И если что-то было не по нраву,
Без промедления вершил расправу.

Испуганная мать, как мел бела,
Судьбу свою Богу предала:

" Послушай, сын, - безмолвна, как могила,
Я эту тайну много лет хранила.

Случилось это давнею весной,
Был на охоте повелитель мой,

А я одна спала на царском ложе.
В те дни была я сройной и пригожей.

Еще я возлежала в полусне,
Принес в покои повар затрак мне.

Мы пылки в юности, и вот, к несчастью,
Я воспылала неуемной страстью,

Я целомудрием пренеьрегала
И юношу на ложе привлекала.

Меня влекла неведомая сила,
И страсть мою судьбу вознаградила,

И ветвь моя от внешней влаги вмиг
Плод понесла. Так ты во мне возник".

Прослушав сей рассказ необычайный,
Смутился шах от материнской тайны,

В печальные раздумья погружен,
Раскаялся в своем упрямстве он

И, став от этого еще печальней,
Покинул мать в ее опочивальне.

Потом, трех мудрых братьев посетив,
Угрюм был падишах и молчалив,

Лишь захмелев, души не стал он прятать,
Шкатулку тайн решился распечатать.

Сказал он братьям: " Правы были вы,
Я все проверил, все сошлось, увы!

Догадки все с действительностью схожи,
Осталось для меня загадкой все же,

Как скрыто смогли вы разгадать.
Прошу мне все, как было, рассказать".

Ответил шаху старший брат сначала:
"Когда я пил вино, мне грустно стало.

Подумал я: как страшно, ведь вино
Сердца и души веселить должно.

Спросил я братьев - оба отвечали,
Что также чувствуют прилив печали.

И понял я, что в том вине - слеза,
Что кровью мертвых вскормлена лоза".

Сказал второй: " Я ощутил заране,
Едва отсек ножом кусок бараний,

Вкус не ягненка, а совсем иной,
И рот густой наполнился слюной.

Я понял: пахнет псиной, не иначе,
Ведь даже бок похож был на собачий.

И догадаться было мне легко:
Ягненок пил собачье молоко".

Промолвил младший: "Нет во мне боязни,
Но поклянись, что я избегну казни",

И грозный шах поклялся всем святым,
Что младший брат пребудет невредим.

И тот сказал: "Теперь я все открою,
О государь! Представ перед тобою,

Тайком я за тобою наблюдал,
Твоим речам с пристрастием внимал.

По признакам, едва приметным глазу,
Распознаем мы венценосца сразу.

В тебе я царских черт не находил,
Но как знаток, о явствах ты судил.

О чем бы речь ни шла, ты постоянно
Сводил все к пище. Это было странно.

И понял я тогда: всего скорей,
В роду царевом не было царей".

Способность речи падишах утратил,
От удивленья он едва не спятил,

Потом сказал: "Бесчестье для царя -
Пролить во гневе кровь людскую зря.

Эй, двор! Покуда я не слеп от злости,
Седлать верблюдов! Уезжают гости!"

У братьев он просить прощенья стал:
"Ваш светлый разум выше всех похвал!

Перениал я опыт ваш глубокий,
Вы дали мне полезные уроки,

Однако тот, чья доля кочевать,
К оседлости не должен привыкать".

Потом он братьев одарил богато,
По сто динаров им отсыпал злата,

И путники, обласканы судьбой,
Счастливые отправились домой.

Они в родные возвратились дали,
Пред очи старого отца предстали,

И так обрадовался старый шах,
Что стал моложе прямо на глазах,

И стало крепким немощное тело,
И голова седая почернела.

Был удостоен старший сын венца,
Сел царствовать на черный трон отца,

Шатер ему достался цвета трона,
А младшим братьям - черные знамена.

Цвет славных Аббасидов - черный цвет,
Принадлежит он первой из планет,

И мрак ночей всегда бывает черным,
Нисходит он покоем животворным.

И родинка красавицы черна,
Как смоль, ее густых волос волна".

Бахрама рассказ убаюкал напевный,
И вскоре уснул он в объятьях царевны,

На ложе одной из прекраснейших роз,
Осыпанный прядями черных волос.




Buy for 10 tokens
Buy promo for minimal price.

  • 1
Спасибо, получила истинное удовольствие!

рад, что понравилось ))
не зря набирал текст и искал к ним картинки значит!

Спасибо, интересно!

благодарю! рад, что понравился рассказ ))

(Deleted comment)
)) не знаю ... автор так изложился ! ))

Прекрасная восточная притча о вековой истине - тайное всегда становится явным.

Пардон)) Но конец что-то не поняла?! С младшими что???

достались им черные знамена )) наверное очень важный элемент той жизни, обладатели которых были наделены особой властью!

Красиво.очень)))

самое то для чтения на ночь) баркал брат!

не за что, Алим ))

Ваша запись появилась в рейтинге 3000-ТОП. Отслеживать судьбу записи вы можете по этой ссылке.
Подписаться на рассылку или отказаться от рассылки можно здесь.

ассаламу алейкум
а я думаю,что смысл такой:вино со вкусом крови-это то,какое влияние оказывает на человека среда,в которой он растет,баран,вскормленный собакой-это то,что человек впитает в младенчестве,остается с ним на всю жизнь,а шах,сын повара-это значит то,какую роль играет наследственность человека,а не воспитание.

ваалайкум ассалам!
хорошее видение! ))

  • 1